Каллиграфия Александра Телалима:
мосты между мирами

Одним из каллиграфов, которые следуют собственному чутью и велению сердца и не боятся при этом смешивать японские стили со славянскими с использованием латинских, можно назвать Александра Телалима из Болгарии.

У него есть то, что можно назвать «классической каллиграфией», правда, если слово «классика» трактовать скорее в японском, чем в славянском смысле.
Вот, например, бессмертное хайку Басё:
Старый пруд
Прыгнула в воду лягушка
Вплеск в тишине
Басе
(перевод В.Марковой)

Александр Телалим. Каллиграфия

Видно все – и заросший тиной пруд, и взбаламученную на мгновение ряску, которая поколебалась и успокоилась, наконец, разошедшееся темное пятно воды, и тишину, снова застывшую кругом… И все это в типичной манере японской скорописи, только привычной нам кириллицей.

А вот совершенно обратный пример, где нет ничего похожего на классику, но при этом эта картина самым удивительным образом переносит нас к лучшим образцам каллиграфии Дальнего Востока.
Весна!
Кричат сороки в ветках
для тех, кто зиму пережил.
"Самоучитель юного водопроводчика"

Александр Телалим. Каллиграфия

Ах, здесь на самом деле весна. Расползающийся снег, ручейки и первые кляксы-лужи, яркое весеннее солнце – настоящий подарок для тех, кто до него дожил. И поднимают гвалт сороки со всех ветвей, так что и короткие строчки их повторяются дважды подряд. Все удивительно светло, радостно и точно. Ни одного лишнего движения.

Это более сложная каллиграфия, уже фактически переходящая в рисунок:
О, сколько их на полях!
Но каждый цветет по-своему -
в этом высший подвиг цветка.
Басе
(перевод В.Марковой)

Александр Телалим. Каллиграфия

Действительно, каждый цветет по-своему, и все они живут вместе. И в этом и есть высший подвиг… не только цветка. Обратите внимание, что, несмотря на то, что Александр работает с кириллическим алфавитом, выглядит он то японскими иероглифами, то какой-то почти арабской вязью, то загадочным для нас письмом деванагари, а то просто самыми обычными привычными буквами.
На самом деле текст слева просто зеркальное отображение обычного, что делает его совершенно непривычным глазу. А сами эти эксперименты художника напоминают эксперименты с глаголицей Кирилла и Мефодия, которые тоже некоторые буквы заимствовали в их зеркальном отражении из других алфавитов. Очевидно, идеи иногда повторяются и носятся в воздухе…

Кстати, если говорить о глаголице, Кирилле и Мефодии, то одна из самых удивительных работ не только в творчестве самого Александра Телалима, но и – без сомнения – всей современной каллиграфии, это «Глаголица»

Александр Телалим. Каллиграфия. Глаголица

Здесь написано слово «молитва» на глаголице, которое сначала звучит четко и ясно, но со временем стихает, затирается, обрастает новыми подробностями и, кажется, уже просто вплетается в ткань бытия нашего мира. Остается только услышать ее…
Потрясающая вещь, сравнимая по своему мистическому воздействию разве что с самыми древними иконами христианства, и одновременно удивительно современная и актуальная...

Кстати, работа с разными алфавитами иногда демонстрирует нам совершенно необычные грани творчества. Вот еще одна каллиграфия Александра Телалима, но написанная на латинице.
Cold waves
bite off sand.
Broken Shell.

(Песок...
Удар холодных волн -
Сломалась ракушка)

Елизавета Шапкарева. (Elisaveta Shapkareva (Liza))
Эта работа интересна еще тем, что выдает творческий поиск художника. Вот волна сломала не просто ракушку, а мидию:

Александр Телалим. Каллиграфия

Вот изящный росчерк волны размывает слово sand (песок):

Александр Телалим. Каллиграфия

Вот остался какой-то след от предыдущих записей, который смоет следующая волна...

Александр Телалим. Каллиграфия

А вот самый резкий и решительный вариант. Сломана ракушка. Выброшена морем...

Александр Телалим. Каллиграфия

Но вернемся к «японской кириллице» и даже к тому же самому стихотворению Басё:
О, сколько их на полях!
Но каждый цветет по-своему -
в этом высший подвиг цветка.


Александр Телалим. Каллиграфия

Еще одна интерпретация. На этот раз не луг, а целое поле разных цветов, заметно отличающихся от трав на первой каллиграфии. Эти цветы значительно больше и заметнее, за их жизнью проще наблюдать, чем за травинками, скрытыми от глаза случайного путника.

Все озарилось.
Поистине так светла
Эта лунная ночь,
Что сердце уплыло ввысь.
Там и живет - на небе.
Сайгё

Александр Телалим. Каллиграфия

Луна… Луна тут вторична, как ни странно. Зато видно сердце, которое так отчаянно устремилось навстречу этой щемящей красоте, что уплыло ввысь и поселилось на небесах.

Удивительная лаконичность этой каллиграфии на хайку Басё:
Луна или утрeнний снeг...
Любуясь прeкрасным, я жил, как хотeл.
Вот так и кончаю год.
(Пер.В.Марковой)
...заставляет замереть от восхищения. Одиночество. Луна. Потрясающая в своей бескрайности ночь.
«Любуясь прекрасным, я жил как хотел…»
Стихают звуки, заканчивается след кисти и вместе с ним сужается и замирает у ваших ног лунная дорожка. Замирает время и воцаряется сказочная тишина… «вот так и кончаю год».

Александр Телалим. Каллиграфия

Это удивительная работа, исполненная мудрости, лаконичности и точностью передачи чувств и информации. Здесь все удивительно.
Японское хайку Басё, записанное русской кириллицей.
Русская кириллица, в которой нет византийской вычурности.
Каллиграфия, сделанная в типичной скорописной японской манере, когда в одно движение создается и образ, и звук, и чувства. Манера, требующая скорости и точности, сравнимой с ударом клинка, но при этом описывающая удивительно чистые и прозрачные вещи, наполненные спокойствием.
Удивительно выбранный материал – не черный и не белый – нет, нет! Тут выбран тот самый правильный глубокий синий цвет, который только и дают Ночь и Луна, слившиеся на небе в одно таинственное целое… Постепенное сужение и дорожки слов, и их цветовой интенсивности, - абсолютно все соответствует содержанию хайку Басе, да так, что кажется можно было бы написать это хайку заново, глядя на один только этот лист.

Еще одна картина-каллиграфия:
О, проснись, проснись!
Стань товарищем моим,
спящий мотылек.
Исса

Александр Телалим. Каллиграфия

Тут выдержан и стиль, и форма. Все – японское. И лаконичность, и способ написания, и даже цвет самого свитка. Хоть сейчас можно повесить в сокровенное для каждого японского дома место: нишу-токоному.
И нельзя не заметить, что этот свиток со хайку Иссы отличается от свитков с хайку Басё. Он очень похож на самого Иссу и всю его поэзию: такую простую и сложную одновременно, немножко ироничную и кажется приземленную, но вместе с тем обращающуюся к самым возвышенным человеческим чувствам. И надо обладать воистину безошибочным даром точности, чтобы столь малыми выразительными средствами не только передать мысль и нарисовать для нас образ этого хайку, но еще и раскрыть саму суть поэзии Иссы, его души и мировоззрения.
Этот свиток и о самом художнике говорит так же потрясающе много.

Какое смешное хайку:
«Ой, собаки, не кусайте меня
Я такой же хороший, как вы.
Даже лучше…»
A.Telalim

Александр Телалим. Каллиграфия

И какое удивительно правильное начертание человечка и собаки. Так рисуют только дети, точно улавливающие главный смысл происходящего. И хотя даже в этих, похожих на иероглифы, рисунках можно узнать целую серию человечков Телалима, здесь они упрощены до той фантастической точности, которые делают их квинтэссенцией идей и чувств.
Одновременно смешно и печально. Контраст событий, то ли комедия, то ли трагедия, то ли просто жизнь. И обращение к собакам, и уточнение, что я «такой же, даже лучше…» переводят нас в плоскость философии и смиренной человеческой грусти от существующего порядка вещей, которую так сразу и не заметишь в смешном вроде бы стихотворении.


Александр Телалим. Каллиграфия

Еще один рисунок на совершенно бытовую вроде бы, но в то же время самую фундаментальную для человека тему. Казалось бы, что может быть проще – сохнут ботинки папы и мамы… только вот рядом оказался еще один, маленький ботинок того самого наблюдателя со стороны, который и хайку написал, и ухитрился при этом свой собственный ботинок не заметить. Того самого наблюдателя, без которого, как давно заметили мудрые японцы «так холодно в доме»…

Ловецо, когато ме издебнеш край потока,
прицелвай се грижливо,
и стреляй право в сърцето ми -
за миг да се сбогувам със света
и да не го проклинам с болка.

Ангелина Василева
Охотник, когда меня настигнешь у ручья,
прицеливайся точно,
стреляй мне прямо в сердце -
чтоб сразу с миром распрощаться
и с болью мне его не проклинать
(пер.с болгарского А.Телалима).
Еще одна каллиграфия и графика одновременно. Бегущий олень, символ легкости и красоты нашего мира… и слова, стрелой поражающие сердце и разум одновременно…

Александр Телалим. Каллиграфия

Как часто у Александра Телалима встречается этот феноменальный контраст, высокий драматизм ситуации, сам по себе рождающий многомерность мысли, запечатленной совсем простыми средствами. Такая простота требует не только удивительного мастерства, но и столь же удивительной человеческой проницательности и восприимчивости самой личности художника.

Постепенно каллиграфическое письмо становится рисунком
Давайте посмотрим на этот рисунок-каллиграфию на хайку Lus, впервые появившаяся на конкурсе хайку в жанре э-ута (картина-стихи)
Скитаясь в травах,
медленная улитка
повсюду дома.

Александр Телалим. Каллиграфия

Трава, улитка… Весь мир – дом, всегда все с собой. Вечный странник – улитка – оказывается самым большим домоседом. Возможно, даже большим, чем любой из нас. И ее медленная скорость бытия – не возможность ли услышать и понять весь мир, который обычно ускользает от нашего внимания?
Это очень необычная каллиграфия. Контраст идей – да! Но очень мягкий, задумчивый, философский и даже грустный.
И удивительно ли при этом, что каллиграфия Александра Телалима переходит в его же живопись?

Александр Телалим. Камыши

Перед вами одна из картин серии «Камыши».
Суми-э, что дословно переводится как "рисунки тушью"? Да, безусловно. Но разве не видите вы, что это современное суми-э? А разве не видите вы следом, что это совсем не японское и даже не восточное суми-э?
Но при этом художник берет всю ту удивительную японскую лаконичность, выразительность и глубину, чтобы воспроизвести обычную, в принципе, для любого из нас картину переплетения камышей и озерной травы. И она сразу становится чем-то таинственным, незнакомым, и даже грозным, словно налетевший ветер перед грозой непонятным для нас образом стирает все яркие краски и переводит мир в монохромный цвет. Словно черно-белая моментальная фотография остановила все на миг в хрупком равновесии да и оставило так навсегда…

Александр Телалим. Камыши

Александр Телалим. Камыши


Александр Телалим. Камыши

Вероятно, в будущем нас ждут еще более удивительные открытия Александра, но и в старых его работах можно обнаружить тот самый след, который привел его к "Философии камышей"
Замрем здесь на мгновение и послушаем, о чем говорят нам горные склоны...

Александр Телалим. Горный пейзаж



На этом я закончу экскурс в удивительную и временами даже изумительную каллиграфию и живопись художника-акварелиста Александра Телалима.
Напоследок могу пригласить вас на страницу-галерею с другими его работами, не вошедшими в эту мою историю, а заинтересовавшихся можно пригласить и
на его собственный сайт,
в его галерею на PicasaWeb
или сайт, где есть множество других его работ








На главную сайта

В раздел "Каллиграфия"

Серия очерков про каллиграфию и каллиграфов
Введение
Каллиграфия
Каллиграфия. Китай
Каллиграфия. Япония
Каллиграфия. Арабский восток
Каллиграфия. Руническая каллиграфия
Каллиграфия. Славянская каллиграфия. Кириллица и Глаголица
Каллиграфия. Другие языки
Современная каллиграфия
Каллиграфы
Библиотека и терминология
© El-Elk
11.09.2012 р.Х.

Последние изменения
El-Elk
08.11.2012 р.Х.
Яндекс.Метрика