1. Древнейшая японская поэзия. До танка.
  2. История японии времен появления японского государства
  3. Корея того же времени
  4. Корейские стихи сиджо
  5. Китай того же времени
  6. Древнейшая японская поэзия. Обрядовые песни
  7. Танка и хайку. Ч.1 Танка
  8. Танка и хайку. Ч.2 Танка и хайку
  9. Танка и хайку. Ч.3 Отличия хайку от танка
  10. Библиотека ссылок на японскую литературу и проч.

2. Древнейшая японская поэзия. Обрядовые песни.


На чем мы остановились?
На эпохе Нара.

Итак, к этому моменту танка выделяется из всех мыслимых ута, поскольку ее форма твердо определена. В танка начинают очень активно играть аристократы, она стремительно отдаляется от простых смертных. В Японии появляется своя литература, как поэзия, так и проза.
Вообще говоря, ута – это скорее народная песня. Поначалу любое стихотворение было ута, потом появился некоторый оттенок. Народная, "чисто японская" (а не китайская) литературная поэзия стала называться вака. Или опять же ута – это название какое-то время еще сохранялось. А вот "чисто народный" вариант, своего рода частушки, называлась каё.
Проза в Японии тоже не просто проза, скорее это некая очень длинная песня, поэма или, как говорят иногда специалисты "песенно-повествовательный жанр". Вы помните, как обычно пишут рассказы про японскую поэзию или вообще про поэтов? Немножко текста – немножко стихов… Так вот японский прозаический текст так и выглядел. Либо проза – предисловие, либо "сноска-пояснение" к стихам, либо просто шел текст, а стихи к нему были как бы иллюстрацией (кстати, очень часто иллюстрация тоже присутствовала).

Иначе говоря, прямо с момента рождения, почти все виды японского искусства были пронизаны связями с соседними областями. Вон, про картину-стихи или э-ута можно посмотреть информацию на сайте Владимира Юделевича, художника-керамиста (как бы не единственного в России, работающего с этим жанром). Но это только отдельное направление, а на самом деле "картина-стихи", "музыка-стихи", "сад-стихи", "камни-стихи", в общем "весь мир – стихи" – это и есть японское искусство.
В дело еще и религия примешивалась. Любые шаманские учения характерны обожествлением и одушевлением всего мира во всех его проявлениях. Несколько фундаментальных монотеистических религий так сильно смешивались с местными верованиями, что в результате обретали их форму. Это случилось в Тибете (религия Бон), это случилось и в Японии.
Если думаете, что это сильно большая редкость, то вспомните детство и скажите честно – вам никогда не сообщали, что "цветы живые, им больно, рвать их нельзя?" Ну, или там больно дереву, разрушенной игрушке, мало ли чему еще? Это оно самое и есть – следствие языческих шаманских учений. Так что это много у кого есть, но вот в ярко выраженной форме выделяется на Дальнем Востоке.
Второе замечание, которое я хочу здесь сделать, - это обожествление логоса. Это тоже встречается повсеместно, помните? "Вначале было Слово, Слово было Бог…"
Японцы тоже считали что-то такое интересное, в частности, были твердо убеждены, что у слов есть душа (котодама). Чего вы хотите при таком подходе?
Обо всем, что видишь,
не говори, что это не цветок,
обо всем, что думаешь,
не говори, что это не луна.

Мацуо Басё

Ах, да. И называлось такое повествование ута-моногатари. Можно встретить множество самых разных "моногатари", начиная с "Гэндзи-моногатари" или "Повести о принце Гэндзи" – едва ли не первом романе, который вышел в мире.
Гравюра Хирошигэ (Tokaido Hiroshige) Я тут попробовала поискать, почему так вдруг популярна стала ренга – поэтическая игра – у аристократов? Где бы найти ее следы в народе?
Находится два момента. Во-первых, те самые повествования. Бродячие "менестрели", которые передавали истории в стихотворно-прозаической форме. Были даже особые песни путешествия "митиюки". Позже они перекочевали в драмы Но. Во-вторых, утагаки. Утагаки – штука сложная. Это и обряд, и хоровод, и… посиделки на завалинке, если переводить в славянскую форму.
Кстати, в Японии уже тогда существовали утавасэ – поэтические турниры, прототипы будущих ренг, существовал еще ряд поэтических игр. Например, обмен любовными строфами во время хоровода. Женская половина хора обменивалась с мужской. Могли обмениваться и отдельные певцы противоположных полов. Вот это и называлось утагаки или утачаки. (У нас тоже частушками полагалось обмениваться).
Аналог утагаки можно найти, наверное, в любой культуре мира. Есть некоторые факты, что утагаки пришла из Китая, поскольку там есть описание, что княжество Вэй и княжество Ба скакали и пели, взявшись за руки, но мне представляется это сравнение несколько натянутым. Известно, что и славянские, и германские, и индийские… в общем, все народы мира имели аналогичные обряды.
А вот обрядом это было точно. Вспомним про котодаму. Слова обладают магической силой, силой заклинания. Во время кагаи-утагаки полагалось не только обмениваться стихами между парами или мужским и женским хором, там еще и возносилась слава богам. Короче говоря, хитрая была игра, с очень мистическим смыслом, не говоря уж о том, что во время утагаки можно было и о браке договориться или обменяться словами любви, т.е. эмоциональный накал тоже был запредельным. Был молодежный вариант, был вариант для взрослых, в общем, полный набор возможностей отношений полов.
Но и это еще не все, поскольку любая молитва должна была быть песней, а сочинять песню означало молиться. Хорошая песня – хороший урожай, все живы остались, что тут непонятного? Значит, молиться надо хорошо, кто лучше всех это делает – тот вообще молодец, его все уважать будут.
Вот вам и корни поэзии у аристократов, как мне представляется.

А почитать об этом можно у А.Е. Глускиной в предисловии к "Манъёсю" и у Т.П. Григорьевой в "Японской художественной традиции".
А как это выглядело я немножко покажу, воспользовавшись 16-м свитком Нихон сёки.

СВИТОК XVI
История тут о том, как наследный принц собирался взять в жены девушку из рода Мононобэ Кагэ-пимэ. А она к тому моменту успела "вступить в связь" с сыном министра Матори по имени Сиби. Когда принц прислал к ней свата, она сказала, что недостойна принца и просит встречи в некотором месте, которое называлось Тубаки-ити (на нем и происходили обрядовые игрища утагаки). Дальше цитирую:
"Принц был рассержен, но виду не подал. Пошел он к условленному месту, замешался среди людей на утагаки, за «песенным плетнем», схватил Кагэ-пимэ за рукав и, то останавливаясь, то идя с ней рядом, стал ее улещивать.
Тут вдруг появился Сиби-но оми и встал между принцем и Кагэ-пимэ. Тогда принц выпустил рукав Кагэ-пимэ, повернулся и встал лицом к Сиби. И сказал в песне так:


Смотрю на изгибы волн
Стремнины прилива —
И вижу — рядом
С приплывшей рыбой сиби
Жена стоит.

Сиби спел ответную песню:
О, принц! Значит ли это —
Входи, входи, сын министра
За восьмислойный заморский плетень?
Принц тогда сказал в песне так:
Длинные мечи,
Что подвешены к поясу,
Остались в ножнах.
Однако пройдет время —
И, думаю, что мы еще столкнемся.

Сиби-но оми спел в ответ:
Хоть и желает
Принц
Возвести частый плетень,
Но не так уж тебе везет,
Не сплести тебе его!

Принц тогда сказал в песне так:
Плетень сына министра,
Из лозы в восемь коленцев, —
Коли низ с грохотом дрогнет,
Земля затрясется, —
Сломается тот плетень из лозы.

Принц тогда послал песню Кагэ-пимэ, сказав так:
О, Кагэ-пимэ! Стоящая
У цитры кото!
Если б была ты жемчужиной,
То это была бы жемчужина моллюска аваби,
О которой всегда мечтал!

Сиби-но оми ответил в песне за Кагэ-пимэ:
Свисают концы
Парчового пояса
Наследного принца.
Но никому,
[Кроме Сиби], не отвечу взаимностью."


((пер. Л. М. Ермаковой, А. Н. Мещерякова)
Текст воспроизведен по изданию: Нихон сёки - анналы Японии. Т. 1. М. Гиперион. 1997)


Так что песни пелись самые разные.
Кстати, кончилась история плохо, Сиби был убит в тот же день, жена осталась безутешной.
Примерно там же и в тех же условиях родились и народные танцы (удивляет ли вас, что у танца тоже была своя душа?) Сегодня они носят термин кагура. Там родился театр, там родились маски, там… ну, в общем, я думаю, что любое воображение поработает за меня и лучше объяснит вам, что и как там происходило.
На сегодняшний день подобный вид фольклора в Японии можно считать полностью утраченным, но японская поэзия родилась из этих вот обрядовых пений.
Кстати, исследования, которые проводили с племенем мяо в Южном Китае, показывают, что обрядовые песни были не только любовные или "рабочие". Это как бы очевидный факт, но во время этнографической экспедиции НИИ археологии "Манъёсю" из г.Нара, он был подтвержден. Обряды делались для всего – гаданий, путешествия в страну духов, мертвых, предложениях войны и мира, даже просто пожелания добра чему бы то ни было, с жертвоприношениями и без.
Песня была всюду. Все было песней. Все было магией.
Обо всем, что видишь,
не говори, что это не цветок,
обо всем, что думаешь,
не говори, что это не луна.
Мацуо Басё

В общем-то на этом я закончу с периодом до танка, дальше буду рассматривать собственно танка, точнее к Манъёсю. Древние формы постепенно отмирали, в отдельных видах уже почти не встречались. Но переходили в другие типы, виды, формы и жанры искусства, поэтому иногда их следы можно увидеть даже в наши дни.
Первая публикация этого текста на моем жж
  1. Древнейшая японская поэзия. До танка.
  2. История японии времен появления японского государства
  3. Корея того же времени
  4. Корейские стихи сиджо
  5. Китай того же времени
  6. Древнейшая японская поэзия. Обрядовые песни
  7. Танка и хайку. Ч.1 Танка
  8. Танка и хайку. Ч.2 Танка и хайку
  9. Танка и хайку. Ч.3 Отличия хайку от танка
  10. Библиотека ссылок на японскую литературу и проч.





На главную страницу сайта
В раздел "Японская поэзия"
© El-Star
11.01.2011 р.Х.

Последние изменения El-Star
16.09.2012 р.Х.
Яндекс.Метрика